Автор Тема: Предприниматели Алянчиковы  (Прочитано 2516 раз)

Тымф

Предприниматели Алянчиковы
« : 03 Июль 2022, 01:24:55 »
Предприниматели Алянчиковы.

В конце XVIII - первой половине XIX в. среди наиболее привлекательных видов коммерческой деятельности, доступных купечеству, были питейные откупа. Алянчиковы и были теми самыми винными откупщиками XVIII-XIX веков.

Откупщик - тот, кто "берёт в откуп" - получает на время за определённую плату, - монополию на торговлю определённым товаром. Откупщик получал откупную грамоту. Откупная грамота предоставляет примерно те же функции, что и сегодняшняя лицензия. Откупная грамота могла быть использована правительством для решения важных политических задач.

Откуп был сложно организованным предприятием. Для обслуживания откупа содержался целый штат работников - приказчиков, поверенных, сидельцев в питейных домах, - в их задачу входило обеспечение работы всех звеньев откупа, как коммерческого предприятия. Необходимо было обеспечивать поставки вина с винокуренных заводов, тары со стекольных предприятий, а, значит, организовать найм грузчиков и перевозчиков; обеспечивать условия для работы питейных заведений на местах – содержать питейные дома, и сопутствующие им трактирные заведения. Очень часто и сами откупщики, прежде чем заняться самостоятельной деятельностью, служили по откупам в подсобных работниках.

В XVIII-XIX вв. первенствовало в Касимове семейство Алянчиковых. По легенде, последняя ханша Касимова Фатьма-Султан-Сеитовна, желая повеличаться, разъезжала по городу в золоченой старинной колымаге, запряженной "чёрными людишками". Но однажды очередное семейство, которому надлежало впрягаться в хомуты, взбунтовалось и наотрез отказалось стать ханскими "лошадками". Ханша побранила их: "Экие вы аляны!" (в переводе с татарского – ленивые, упрямые). "Аляны" же проявили не только сильный характер, но и незаурядную деловую хватку, став впоследствии купцами первой гильдии.

Уже в XVII в. представители этого рода занимались торговлей и промыслами. В XVIII в. они вошли в число сильнейших купеческих семейств города. В XIX веке имя откупщиков Алянчиковых стало известно за пределами Рязанской губернии. Алянчиковым в ту пору принадлежало по меньшей мере семь усадебных мест в кварталах, примыкавших к площади. Их владельцами были братья Иван и Пётр Осиповичи Алянчиковы. 20 июня 1797 г. два усадебных места общей площадью почти 8 тысяч кв. м. в квартале близ Успенской церкви были "даны на каменный дом с лавками купецкой жене Акулине Анисимовой дочери Алянчиковой" – жене Ивана Осиповича.

В то время в городе действовал кирпичный завод И.О. Алянчикова, в год производивший до 50 тысяч штук кирпича, и вся продукция употреблялась "для домашнего расхода". Возможно, на строительство особняка. Он получился не только помпезным, но и огромным по касимовских меркам.

Основоположником династии откупщиков Алянчиковых по праву может считаться Осип Самойлович Алянчиков. В 1771 г. он заключил контракт на содержание питейного откупа с бывшим касимовским, а в то время московским купцом Демидом Миловановым, получив в содержание питейные сборы по городам Троицку и Наровчату Шацкой провинции Воронежской губернии. И хотя начало откупной карьеры Осипа Алянчикова чуть было не закончилось полным крахом: он едва не попал "в зажив" - в кабальную работу к Милованову за недоимку по откупу, неудачный первый опыт не заставил Осипа Самойловича и его наследников отказаться от участия в откупах. В 1780-90-х гг. в питейные предприятия были активно вовлечены все члены семьи Алянчиковых.

С 1790-х годов в питейных откупах начали участвовать и будущие компаньоны Алянчиковых – двоюродные братья Лукьян Прохорович и Михаил Абрамович Якунчиковы. В первые десятилетия XIX века в Касимове сложилась мощная откупная "компания", фактически монополизировавшая откупную сферу в самом Касимове и чрезвычайно активно действовавшая на территории соседних губерний. В 1799-1819 гг. компаньоны делили между собой откупа в Касимове и уезде, в городах Гороховце, Вязниках, Меленках Владимирской губернии с уездами.

Продолжателями дела Осипа Самойловича были его сыновья.

Старший сын Осипа Самойловича Николай в начале 1780-х гг. служил поверенным при питейных сборах во Владимирской губернии. В 1791-1794 гг. Николай и Иван Осиповичи Алянчиковы содержали откупа в Касимове и в городах Керенске и Верхнем Ломове Пензенской губернии. На время отъезда откупщиков из Касимова, где находилась контора их откупа, управление делами передавалось младшему брату Петру. Таким образом, для семьи Алянчиковых откуп с самого начала стал поистине семейным делом.

Старший сын - Николай Осипович в 1807-1814 гг. единолично содержал откуп по городу Глазову Вятской губернии. Правда, для него откуп в Глазове оказался последним в карьере. В 1814 году обнаружились крупные злоупотребления по питейным сборам Вятской губернии, и в результате имущество вятских откупщиков было описано для покрытия казенной недоимки. Уже к 1814 году Алянчиков был вынужден перечислиться из второй в третью гильдию, а в январе 1819 года объявил, что он "на будущее время по упадку в состоянии своем в купеческом звании быть не может".

Средним сыном Осипа Самойловича был Иван Алянчиков.

Д.И. Ростиславов, который не однократно был в Касимове, вспоминал: "Настоящее ядро, даже можно сказать, аристократию города составляли купцы, между которыми было много богатых людей, и первое место занимал Иван Осипович Алянчиков (…).

В городе он был самою уважаемою особою. При встречи на улице все, не исключая городничего, кланялись ему прежде. Когда, бывало, в высокоторжественные дни он приходил в собор, то частный пристав раздвигал перед ним народ ещё с большею хлопотливостью, нежели перед городничим. Иван Осипович величаво шел между двумя рядами и учтиво отвечал на низкие поклоны, которые ему делались с обеих сторон. Пред иконостасом он становился впереди всех, рядом с городничим. Смотря на все это, можно было подумать, что он-то и есть первая особа, начальник города; я так и думал".

Дважды его избирали городской головой. Своим детям он старался дать наилучшее воспитание, накупил для них множество книг, желал, чтобы они знали иностранные языки. Но так как сам образованностью не отличался и не мог контролировать процесс обучения наследников, то результат получился курьезный и весьма неожиданный. Молодые сыновья Яков и Николай, начитавшись французских энциклопедистов, повсюду бравировали своим либерализмом и атеизмом, к ужасу и соблазну благонамеренных, богобоязненных горожан и к полному отчаянию растерявшегося отца. Ростиславов писал: "Старик Алянчиков сильно озабочен был спасением душ своих детей и для смягчения их сердец просил нашего протопопа обращать их на путь истинный…".

Иван Осипович скончался, после того как по городу промчалась очередная эпидемия холеры. Хозяин заперся в бельведере, запретив пускать посторонних в дом. Однако съестные припасы доставлялись с местного базара. И, несмотря на все меры предосторожности, купец один из всей семьи стал жертвой смертельной болезни.

Младший сын Осипа Самойловича - Пётр Алянчиков, - был всегда рядом с братьями; управление всеми делами отца и старших братьев, впоследствии, передалось ему.

Яков и Николай , сыновья Ивана Алянчикова, продолжали дело отца, занимались строительством второй усадьбы.

Еще один представитель семейства Алянчиковых – Акулина Алянчикова (вдова Ивана Осиповича). Наиболее обширным географически был откуп 1827-1830 гг., именно в компании которого и состояла Акулина Алянчикова. Во время подготовки к торгам на право содержания питейного сбора в 1827-1830 гг. Акулина Алянчикова и М.А. Якунчиков заключили не менее десяти контрактов о найме более 2.000 душ у дворян Касимовской округи.

В XX веке имя некогда гремевшего рода осталось в истории, благодаря нескольким особнякам в центре Касимова.

Касимов впечатляет своей самобытной и неповторимой архитектурой. Не случайно он внесён в списки городов, являющихся памятниками национальной культуры. В Касимове сохранены постройки XVII, XVIII, XIX веков: церкви, дома известных купцов и предпринимателей, башня-минарет, но Дом Алянчиковых является самым знаменитым музеем-памятником Касимова. Дома и лавки винных откупщиков занимают видное место в застройке Соборной площади. Их главный трёхэтажный особняк с портиками, балконом и бельведером, воротами, большим хозяйственным двором и садом был построен И.С. Гагиным. Его возвели в технике первого десятилетия XIX века на средства "купецкой жены" Акулины Анисимовны Алянчиковой. Он являлся родовым гнездом Алянчиковых почти до конца XIX века.

Особняк был не только центром светской жизни. Прежде всего, это был купеческий дом, точнее, целый хозяйственный комплекс. Здесь располагалась контора питейного откупа Алянчиковых, лавки и подвалы в цокольном этаже сдавались внаём.

В 1828 году в Касимове случилась беда: 22 мая центр города в считанные часы был опустошён страшным пожаром, от которого пострадала и семья Алянчиковых. Акулина Анисимовна, к тому времени уже овдовевшая, объявила, что сумма ущерба, нанесённого пожаром её семейству, составила 106.200 рублей. Сгорел дом, имущество, товар, бумаги, деньги. Спасти последние не помог даже огромный чугунный сейф, вмонтированный в стену в одной из комнат, к слову, он сохранился и по сей день. Чтобы стало понятно, сколь значительной была названная сумма, отметим, что убыток, понесённый всеми купцами, пострадавшими от пожара, составил 511.778 руб., а всего по городу ущерб составлял 1 млн. 29 тыс. рублей. Как видим, на долю Алянчиковых пришлась почти десятая часть всех городских потерь. Но они не остались без гроша, уже через год особняк был полностью восстановлен и "отделан в прочном виде".

По просьбе городской думы Алянчикова предоставила девять жилых помещений в первом этаже дома на 1829 г. городским присутственным местам: городской думе, магистрату, сиротскому суду, здание которых сгорело во время пожара. А.А. Алянчикова, "желая сей этаж для занятия сими местами отделать в лучшем виде, употребила на сие весьма значительную сумму". По условиям договора, заключенного владелицей дома с городской думой, в 1829 г. дума заплатила Алянчиковой 630 руб. В 1830 г. контракт был продлен ещё на три года с платой по 300 руб. в год, с отоплением комнат за счёт думы. При этом Акулина Анисимовна просила перечислять полагавшуюся ей плату в счет погашения беспроцентной ссуды, полученной ею после пожара 1828 г.

С пожаром 1828 г. связано возникновение ещё одной усадьбы Алянчиковых по соседству. На углу Успенской и Гостиной улиц (современные ул. Губарева и Школьный пер.) до пожара 1828 г. стоял богатый дом купцов Муромцевых. Однако сгорев, он ещё десять лет продолжал пребывать в плачевном состоянии, пока в 1837 г. "обгоревшее место" не приобрел сын Ивана Осиповича Яков Алянчиков. Обугленным руинам было суждено превратиться в "дом с ротондой", сегодня хорошо известный всем в городе, поскольку в нём расположена 1-я касимовская школа.

Яков Иванович заказал проект перестройки дома Ивану Сергеевичу Гагину. Дом обустраивался как богатый купеческий особняк, строительные работы были закончены в 1839 г. В архиве мне удалось обнаружить описание его внутреннего убранства. Двухэтажный особняк насчитывал 17 жилых помещений: девять комнат в первом этаже и восемь - во втором. Для отопления жилых помещений использовались одиннадцать голландских печей "с железными внутри коробами… с бронзовыми лучшими отдушниками". В трёх парадных комнатах были сделаны паркетные полы. Откосы окон, арки, разделяющие комнаты, печи и "колонны под хорами" были отделаны под мрамор.

В нижнем этаже дома, кроме жилых комнат, располагались служебные помещения: две кухни, в одной из которых была "печь и очаг из пестрых изразцов, с железными шкафами, украшенными медью", а в другой - "печь и очаг кирпичные". В обеих кухнях были железные плиты для приготовления пищи. Хозяйственные помещения дополняли две кладовые "со сводами", "людская с русской печью, она же и прачечная" и службы, расположенные во дворе: погреб и ледник из белого камня, каменные же конюшня и каретный сарай.

При разработке плана реконструкции дома Гагин дополнил усадьбу садом, спускавшимся по склону Успенского оврага, использовав для этого один из образцовых проектов, приведенных в сборнике "Новейший садовник". Площадь усадьбы составляла 700 кв. саженей.

В середине XIX в. "дом с ротондой" перешёл в ведение города - в 1860-х годах он был приспособлен под женскую гимназию.

Судьба "дома с бельведером" сложилась куда более сложно. За долгую свою историю он сменил немало владельцев. Были здесь и конторы, и Дом пионеров, и квартиры, и ресторан. Слишком сложно было подыскать этому огромному зданию соответствующего хозяина, однако, наконец, решилась и его судьба: после долгих разговоров и ожиданий, тянувшихся с 1980-х годов, дом был передан Касимовскому краеведческому музею - хранителю одного из самых интересных собраний Рязанского края.

Источник: реферат "Предприниматели Алянчиковы" студентки 1 курса факультета экономики кафедры национальной экономики и регионального развития Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Рязанский государственный университет им. С.А. Есенина" Назьмовой Златы. Рязань 2010г.

Поскольку основным объектом интереса истории Алянчиковых был Иван Осипович (владелец стекольного завода), материал сократил, оставив массу ценной информации по винным откупам в целом, и участии в этом деле Алянчиковых, их сотрудничества с Якунчиковыми, в частности. Желающие могут нагуглить находящийся в открытом доступе материал и ознакомиться с ним целиком. От себя добавил скрин из Адресной книги на 1823 год (сост. 1822 г.), показывающий, что для ведения дел в столице Иван Осипович Алянчиков пользовался домом №63 по Васильевской части.