Автор Тема: Николаевская хрустальная фабрика. Ульяновский стекольный завод.  (Прочитано 2466 раз)

vic

С девятнадцатого века, как известно, стекольные заводы становятся одной из наиболее популярных и прибыльных отраслей производства в Российской империи. Купец Егор Ульянов, глядя на коллегу - помещика Жетухина, владельца Воскресенского стекольного завода - решил последовать модной тенденции. Ульянов, ещё не зная наверняка, что будет делать, купил на территории современного Мари-Турекского района Республики Марий Эл несколько граничащих участков. В том числе участки помещика Горсткина, прокурора Петербургской губернии Мейера и других, всего около 4000 десятин. В основном приобретенный участок покрыт лесом, очищать площади под сельхоз продукцию и под пасбища было не выгодно. Лес строевой, но, если срубить, то не вывезти и не сплавить, но его достаточно  для производства поташа и других добавок было достаточно, а хорошего качества стекольные пески можно было достать на казённых землях по берегам рек.
В 1842 году в верховьях реки Шора заработала хрустально-стекольная фабрика, названная им именем тогдашнего российского императора Николая 1 и ставшая единственным производителем хрустальной продукции на весь Волго-Вятский край и Приуралье.  По данным из работы "Заводское производство стекла на территории Вятской губернии" Кайсина Алексея Олеговича, официальное разрешение на строительство завода было получено в 1845 году.
Первыми мастерами стали, бывшие работники с просуществовавшего с 1779 до 1833 года Старого завода на реке Шалинке и Воскресенского стекольного завода из имения помещика Алексея Желтухина в Царевокшайском уезде Казанской губернии. В 1858 году Егору Ульянову удалось переманить на свою фабрику нескольких мастеров прославленного хрустального завода князя Оболенского с Подмосковья, от которых впоследствии пошли семейные династии местных стеклодувов Думкиных, Спициных, Ткачевых Ивакиных и Куприяновых. Они были определены им на возводимый возле деревни Сардабаш новый «хрустальный завод на Лавинской», а старая сосредоточилась на выпуске аптекарской посуды. Оба завода попали в помещенной «Памятной книге Вятской губернии на 1860 год» список «О числе заводов и фабрик в Вятской губернии за 1858 год», были упомянуты в нём как «имеющиеся в Уржумском уезде 2 хрустальных завода».
В тот же году они заявили о своей продукции на состоявшейся 28 августа – 19 сентября,  в Вятке на очередной выставке сельских произведений, проведенной «для развития и усовершенствования сельского хозяйства, для губерний Вятской, Нижегородской, Казанской, Пензенской, Симбирской, Самарской и Саратовской».
 А еще через два года – на выставке сельских и заводских произведений в Казани.
Настоящий успех пришел к ним на Санкт-Петербургской выставке 1862 года, выставочный комитет которой удостоил их похвального отзыва за свою продукцию. Потом последовали награды других выставках, и на рекламных и иллюстрированных каталогах вырабатываемых здесь изделий появилась лаконичная запись «Производство с 1842 года, похвальные листы за качество хрусталя», с указанием адреса заводской конторы в Казани (1,89-90).
Мало кто из покупателей догадывался, что приобретенный им хрусталь с красивым блеском и игрой света месту производства по праву мог бы быть назван Шоринским. Особо любопытным разъяснялось, что по своему происхождению он является лесным, так как выделывался из осветленного поташного стекла, получаемого из лесной древесной золы и отличающегося особой тугоплавкостью, твердостью и сильным блеском.
Газеты «Казанские губернские ведомости» и «Вятские губернские ведомости» отмечали, что в Ульяновских заводах «приготовляется хрустальная, шлифованная и гладкая посуда, всего 354 000 штук на 15 000 рублей серебром в год; рабочих – 31; сбыт в городах Казани и Астрахани, на Ирбитской ярмарке». Среди продукции выделялись стаканы, чайные блюдца, рюмки, фужеры, кувшины.
Со временем на берегу Шоры вокруг хрустального завода Ульянова вырос целый поселок с деревянной церковью. В 1865 году здесь открылась церковно-приходская школа, а еще через шесть лет появился каменный храм. Но после смерти купца Е. Ульянова в 1868 году на его заводах произошло расстройство производства, возникли сложности со сбытом вырабатываемого сортового стекла. В особо тяжелом положении оказалась «Троицкая фабрика», арендующаяся петербургской графиней Е.И. Лавинской. Его работники в начале ноября 1875 года решились на открытую стачку за улучшение условий и оплаты своего труда, отмену надуманных штрафов. Она закончилась арестом прибывшими на завод полицейскими зачинщиков А. Куприянова, П. Мешкова, С. Мурыгина и П. Спицына. Произошедшая рабочая стачка оказалась первой в крае и одной из первых в России.
Дабы она не повторилась, унаследовавший дело отца Прохор Егорович Ульянов предпринял реконструкцию доставшихся ему заводов. А потом «завод на Лавинской» и вовсе был ликвидирован, но зато расширен старый Николаевский, перепрофилированный на производство сортового, оконного и лампового стекла. Его правой рукой в нововведениях стал приглашенный из Царевококшайска в управляющие Н.И. Таланцев. Именному ему как стоявшему с ней в родстве поручила ведение дела после внезапной смерти П. Ульянова его вдова Мария Андреевна. Тот вместе с конторщиком Ф.З. Овчинниковым наладил на заводе выпуск лабораторной посуды для императорского Казанского университета.

УЛЬЯНОВА (ДВОРНИКОВА) Мария Андреевна
Деятель сферы бизнеса и торговли, казанская купчиха 2-й гильдии.
Представительница знаменитого торгового рода ДВОРНИКОВых, владевших стекольным заводом в селе Русский Уртем (ныне Моркинский район РМЭ), вышла замуж за казанского купца 2-й гильдии Прохора Георгиевича УЛЬЯНОВа - владельца Николаевского хрустально-стекольного завода.
После смерти супруга в 1881 году завод стал принадлежать ей. Он находился близ починка Шор, что в Хлебниковской волсти Уржумской волости. Завод был крупный и по тем временам современный. После смерти УЛЬЯНОВОЙ завод перешел в полное владение царевококшайского и уржумского мещан Николая Ивановича ТАЛАНЦЕВа и. ТАЛАНЦЕВ был ее родственником - так как был женат на младшей сестре Марии Андреевне - Александре.


По последовавшей в 1888 году смерти М.А. Ульяновой принадлежавший ей хрустально-стекольный завод перешел в полное ведение торгового дома «Наследники М.А. Ульяновой, Н.И. Таланцев и Н.Ф. Овчинников», выкупившего эти права у двух ее дочерей.
Новые хозяева энергично принялись за его расширение и совершенствование производства. Они заручились заказами учебных заведений Казанского учебного округа на изготовление лабораторных стеклянных изделий, учли возросший спрос на ламповое стекло в связи с уверенным вхождением в быт керосиновых ламп. На заводе стали применяться сода и сульфат – более дешевые щелочи отечественных химических заводов, отказавшихся от поташного производства. Стекловаренные печки с топками прямого действия были заменены на более экономичные, газорегенеративные. И это сразу сказалось в росте производства. И если при П. Ульянове выпускаемая заводом вся продукция оценивалась в 42,29 тыс. рублей, то в 1890 году – в 108 тыс. рублей, а в 1898 году –  235 тыс. рублей.
1890-е годы стали порой настоящего расцвета и славы Николаевского завода.
В 1886 году на Казанской ремесленной и сельскохозяйственной выставке его изделия были заслуженно отмечены похвальным листом «За качество хрусталя» Русского технического общества и серебряной медалью «За трудолюбие и искусство».
Пять лет спустя они удостаиваются серебряной медали Казанской промышленной выставки 1890 года.
В 1896 году завод удостоился серебряной медали Всероссийской промышленной выставки в Нижнем Новгороде, в котором приняли участие крупнейшие правительственные и частные торгово-промышленные учреждения страны.
Успех завода во многом объяснялся включением в дело сына Н.И. Таланцева Петра, получившего химическое образование в императорском Казанском университете. Он был старшим из шестерых его детей, своих братьев Алексея, Константина и Германа, сестер Татьяны, Натальи и Нины, живших в Казани и бывавших в обустроенном отцом в окрестностях завода имении лишь наездами. Личное знакомство с учеными университета позволяло Н.И. Таланцеву и его сыну быть в курсе новшеств  в стекольном деле.
К началу XX века Ульяновский завод становится наиболее конкурентоспособным предприятием в стекольном деле Волжско-Камского края, включается в список «важнейших фабрик и заводов» Вятской губернии. В то время, когда другие стеклозаводы переживали трудности и закрывались, Николаевскому удалось избежать депрессию и даже наладить производство новых изделий. Выпуск в нем таких трудоемких стеклоизделий, как листовое оконное стекло, бутылки и баллоны больших емкостей, прекращается, и здесь сосредоточиваются на изготовлении в массовом порядке ламповых стекол, лампадок, мухоловок, организуется производство новой лабораторной посуды и технического стекла – спиртовых лампочек, пробирных трубок, масленок для паровых машин, выпарительных чашек. Ульяновский завод осваивает изготовление сигнальных стёкол для водного и железнодорожного транспорта, водомерное стекло для паросиловых установок, спиртометры, до 40 видов мензур и бюрет, аппаратов Либиха, Девиля и Киппа, ряда видов новых лабораторных изделий, включая тип «воронки-змеевика», имевший запатентованное подтверждение. Всего здесь выпускалось до 600 наименований различной «сортовой, аптекарской, химической и технической посуды».
Торговый дом «Наследники М.А. Ульяновой, Н.И. Таланцев и Н.Ф. Овчинников» охотно принимал, (как говорилось в его рекламах) «согласно различным прейскурантам, заказы на изготовление на заводе стеклянной и хрустальной посуды всех сортов, фасонов и цветов по рисункам, моделям и образцам господ заказчиков с вырезкой и гравировкой по особой расценке».
Вместе с заводом рос и авторитет владельцев. К П.Н. Таланцеву, как успешному заводчику и образованному человеку не раз обращался за советом гласный Уржумской земской собрания А.С. Депрейс, его рады были видеть на своих сессиях в Уржумском земском собрании. Так, он принял участие в обсуждении на них вопроса о планах строительства через уезд железнодорожной ветки, по которому предусматривалось провести ее из Уржума в Арск через Турек, Хлебниково и Николаевский завод. 
В 1905 году несчастный случай на заводе свел в могилу старшего Таланцева, и все дела здесь пришлось взвалить на свои плечи Петру Николаевичу. Именно ему пришлось улаживать последствия состоявшей здесь в июле 1906 года рабочей забастовки, когда не вышли на работу 50 стекольных мастеров. Они потребовали выдавать им заработную плату не провизией, а деньгами, причем два раза в месяц; увеличить расценки на хрустальную посуду; обеспечивать работников необходимыми инструментами; устроить для рабочих отдельное помещение под читальню. П.Н. Таланцев был вынужден пойти навстречу справедливым требованиям.
А вскоре он по совету своего брата Константина, устроившегося после окончания физико-математического факультета императорского Казанского университета на пороховой завод, пригласил на работу на завод инженера Н.Ф. Малышева, нескольких мастеров по шлифовке стекла, среди них переехавших на жительство в Россию немцев Христиана Фридриха и Карла Либерзона. С их приходом на заводе удалось значительно обновить технологию производства изделий. Здесь были установлены наиболее совершенные по тому времени станки для резки и отточки лампового стекла и стаканов, нанесения рисунков гранением на сортовых стеклоизделиях, их шлифовки и полировки.
При заводе организуется даже «серебрильный цех» для изготовления елочных и других украшений – серебряных шариков, золотых пасхальных яиц, соломок и бус разных цветов, а также украшений для садов и огородов. В живописной мастерской завода производилась роспись керамическими красками ваз, графинов и стаканов. Мастера Ульяновского завода, среди которых были и иностранцы, умели варить стекло бутылочного, хрустального и золотого рубина, выдержать и обрабатывать изделия от граненых стаканов до ваз и подносов из накладного стекла. Его стеклодувы и обделывальщики по праву считались виртуозами своего дела. Среди них выделялись Тимофей Антонов, Виктор Слепцов и Егор Пырков. Свое мастерство они передавали мальчикам, обучающимся у мастеров и работающим при них подавальщиками, держальщиками форм, относчиками посуды. В одно время при заводе был открыт даже «сиротский приют» для потерявших родителей мальчиков. С 14 лет мальчики переводились в разряд «хлопцев», которым уже доверялась «доводка» стеклоизделий «до ума». Лишь проработав после «хлопцев» еще баночником, молодой работник становился мастером.
П.Н. Таланцев наладил прочные связи с учеными-технологами императорского Казанского университета. Те держали его в курсе технических и технологических новшеств, направляли к нему на завод студентов на практику. Они настояли и на том, чтобы он подал прошение в совет университета за официальным закреплением за торговым домом «Наследники М.А. Ульяновой, Н.И. Таланцев Н.Ф. Овчинников» прав поставщика лабораторной посуды учебному заведению. «В виду того, что наша фирма более 25 лет состоит постоянным поставщиком лабораторной химической и прочей стеклянной посуды собственного производства для нужд университета и его клиник, торговый дом имеет честь просить разрешения именоваться комиссионером Казанского императорского университета с правом изображения государственного герба», – писал П.Н. Таланцев в своем обращении в ученый совет. Оно было рассмотрено на его заседании 26 марта 1907 года, и вопрос был решен положительно.
И уже в таком качестве завод принял участие в 1909 году на Казанской промышленной выставке, удостоившись на ней еще одной серебряной медали «За трудолюбие и искусство».
За новым успехом завода последовало решение П.Н. Таланцева о создании при нем музея его продукции. Отныне здесь надлежало собирать все лучшее, что в нем производилось. Достойное место среди экспонатов заняли играющие радугой хрустальные изделия, или, как их называли заводские мастера из немцев, «шоринский флинтглясс». Первыми посетителями музея стали родные, близкие и друзья П.Н. Таланцев и Н.Ф. Овчинникова. Специально, чтобы запечатлеть завод и заводскую жизнь на фотографию, П.Н. Таланцев и Н.Ф. Овчинников пригласили из Казани фотографа, и из сделанных им снимков были выпущены открытки. Несколько фотоснимков сделал побывавший в гостях у инженера Н.Ф. Малышева учившийся после окончания Казанского художественного училища в Санкт-Петербурге в Высшем художественном училище при Академии художеств сын владельца иконописной мастерской в селе Черемисский Турек М.Г. Платунов.
Появился и свой фотограф-распорядитель заводского магазина Михаил Осипович Каботов. Благодаря нему были сфотографированы появление здесь летом 1911 года пригнанного Овчинниковым первого автомобиля, Чествование 26 августа 1912 года 100-летнего юбилея Отечественной войны и Бородинского сражения, празднование. 21 февраля 1913 года 300-летия благополучного царствования императорского дома Романовых, площадь возле церкви огородили металлической изгородью, на столбах установили украшения в виде стеклянных шаров, сделанных на заводе Х.Х. Фридрихом. Впервые был устроен фейерверк из ракет, начиненных порохом и углем, а также проводы мобилизованных рабочих на объявленную 19 июля 1914 года Германией России войну.
 В этот период П.Н. Таланцев выкупает оставшиеся  доли у Н.Н. Овчинникова и остается единственным владельцем.
Начавшаяся мировая война вынудила владельца завода П.Н. Таланцева резко сократить ассортимент производимой продукции, а в 1915 году в его прейскуранте значились всего 110 наименований стеклоизделий. Прекратился выпуск высокохудожественного сортового стекла, сократилась выработка аптекарской, лабораторной, технической посуды. Поступившие военные заказы на изготовление армейских фляг и склянок для ружейного масла не смогли улучшить общее положение завода, который начал работать с перебоями, а в конце 1917 года и вовсе приостановил производство готовой продукции.
Не смогла поправить дело и созданная в марте 1918 года комиссия рабочего контроля в составе М.В. Девяткина, Г.И. Огнева и И.Х. Фридриха.  В сентябре 1918 года завод конфискован Уржумским исполкомом. В состав управления вошли М. В. Девяткин, В. М. Лобанов Председателем избран А. В. Кузнецов, с радостью встретившая решение новых, советских, властей о национализации предприятия и его передачу в ведение Вятского совнархоза.
П.Н. Таланцев после конфискации работал в наркомате СССР.

Из книги Л.К. Езиоранского «Фабрично-заводская промышленность Российской Империи» (1909 г).
Николаевская хрустально-стекольная фабрика Наследников Ульяновой, Таланцева и Овчинникова в селе Шора Хлебниковской волости Уржумского уезда.
Год основания – 1842.
Директор завода – Н.Н. Овчинников.
Заведующий технической частью – П.Н. Таланцев.
Заведующий Коммерческой частью – А.Н. Таланцев.
Число рабочих – 442.
Продукция – бутылки полубелого и зеленого стекла, ламповое стекло, аптекарская, химическая и хрустальная посуда.
Производство в год – 199400 рублей

П.Н. Таланцев. В кругу семьи.

В 1871 году в память Е. Ульянова на берегу Шоры и ее притока была построена каменная Николаевская церковь.

Стекла производившиеся в этот период - http://lensteklotrest.ru/index.php?topic=1674.0

Дальнейшая история завода «Мариец» - http://lensteklotrest.ru/index.php?topic=1702.0




« Последнее редактирование: 27 Февраль 2020, 17:40:15 от vic »

vic

Лампы которые отношу к заводу и этому периоду (???) :ts_ss: :ts_ss:

Без стекла и горелки –125 мм.  Объём колбы – 380 мл.


vic

Без стекла и горелки – 115 мм.  Объём колбы – 350 мл.

vic

Без стекла и горелки – 267 мм.  Объём колбы – 650 мл.


vic

Керосиновые лампы и ночнички завода в статьях и музеях.  :uch_tiv:

Лампы завода все вместе можно увидеть - http://lensteklotrest.ru/index.php?topic=780.30

Клейма завода  http://lensteklotrest.ru/index.php?topic=1224.msg6776#msg6776

Музей  http://lensteklotrest.ru/index.php?topic=814.msg4448#msg4448
« Последнее редактирование: 02 Март 2020, 09:47:57 от vic »