Автор Тема: Московский завод Изолятор. Художественная керамика. Конец 80-х  (Прочитано 1859 раз)

Митрий

Приведу здесь рассказ человека, который работал на "Изоляторе" в конце 80-х. Сейчас он преподаёт в Строгановке, фарфорист, скульптор, живописец, реставратор, один из лучших знатоков старенького фарфора. Константин Патов.

Этот материал был опубликован на форуме Антик Салон (у Маруси) летом 2008г. Сейчас этот материал я там найти не смог (удалили?). Всё интересное было скопировано мной пару лет назад для себя. Пусть и здесь будет копия.

Великолепно подан материал! (ИМХО!)
==============================================================
В последние годы (в конце 90х) цех ширпотреба Изолятора отошёл от традиционной своей технологии - потёчной коричневой глазури, стал выпускать различные сувенирные изделия с подглазурной росписью,
как кобальтом, так и полихромную. Именно под эгидой народных промыслов. Был вполне самоокупаем. Сейчас цех переведён с Сокола на подмосковную станцию, но коллектив продолжил своё существование
на новом месте. Но традиции советского изолятора прерваны. Это уже другая история.
-----------------------------------------------------
Да, информации очень мало. Но, важна же точная информация- атрибуция, авторство, год. С этим совсем беда. Боюсь, это даже в архиве завода не отражено.
Я же могу предложить только "лирику" общие слова и эмоции.
Немного повспоминаю. Цех ширпотреба возник как побочное производство основного, которое выпускало электороизоляторы всех размеров и видов.
особой гордостью были гигантские изоляторы для Асуанской ГЭС, которую посроил СССР в виде братской помощи. Высота изоляторов доходила до 10м. Рекорд Гинеса?
Пришлось строить специальный газовый горн. Краса и гордость завода. Его неофициально так и называли Асуан. На фотографиях выше видно место где он располагался.
Эти изоляторы делались из заготовок на специальной машине, прессе, который выдавливал огромные цилиндры сантиметров 60-70в диаметре. С толщиной стенки около 12см.
Потом эти цилиндры обрабатывались вручную клюшками и шаблонами специально обученными людьми. За работой этих мастеров наблюдать было одно удовольствие, как лихо и виртуозно они обрабатывали эти здоровенные туши, придавая им форму изолятора. Только стружка летела в стороны как серпантин на празднике. Из этих же заготовок приспособились делать интерьерные и уличные кашпо, урны, большие напольные вазы. Некоторые были до 2 метров. Всё это точилось вручную, форм не было. Потом эти изделия расписывались незатейливыми кобальтовыми цветочками. Уличные урны и цветочные вазы прекрасно стояли в наши зимы много лет.
Отходы основного производства (все срезки, необожженный брак) незамедлительно шли в
Цех ширпотреба, где распускались в шликер. Технология изделий была максимально дешёвой.
Поэтому и изделия на прилавках были очень дёшевы. Хотя тиражи были сравнительно не велики,
Ассортимент часто обновлялся. Технология была такая. В шликерные формы заливался шликер, была даже придумана специальная литьевая машина полуавтомат, которую обслуживали две женщины в смену. Происходило это так: Из специального бака со шликером самотёком из шланга заливались формы на машине –конвейере, черепок набирался примерно час, за это время он набирал примерно 5мм. Толщины. Затем машина самостоятельно сливала из форм лишний шликер, и через 2-3 часа изделия извлекали из форм. Предварительного обжига не было . Глазуровали сразу сырец. Толстые стенки позволяли. Коричневая железистая глазурь обжигалась на температуру примерно 1250-1280 градусов. В то время, как на основном производстве 1320-1350. Т.е. ширпотребный фарфор не дожигался. Получался полуфарфор.
Декорирование было двух видов: окунание в коричневую потёчную глазурь, которая выявляла рельеф изделия. Вазы, кружки глазуровались в два этапа сначала внутри белой эмалью, затем снаружи коричневой глазурью. Другой вид – это ручная роспись по сырой эмали кобальтом. Это была именно эмаль, глушенная глазурь . Прозрачная плохо смотрелась на недопеченном сероватом черепке. Хотя , сама масса была очень чистой. Для изоляторов предъявлялись очень высокие требования по примесям, особенно железа. Роспись по сырой эмали требовала особого навыка и мастерства.
-----------------------------------------
Я считаю себя "наглым, самоуверенным дилетантом"... Меня это нисколько не смущает!
"Sapienti sat"

Митрий

Надо сказать, что технология была отработана очень не плохо. Шликер был выше всяких похвал по своим свойствам, лился превосходно, выдерживал очень сложные формы. Можно было из него отливать и тонкостенные изделия, но отсутствие утельного обжига требовало толстого черепка. Художники, избранные мастера тем не менее умудрялись делать для себя уникальные вещи с промежуточным обжигом, добывали глазури других заводов и несли на обжиг не в туннельную печь, а в «Асуан» где температура была достаточной для спекания . Цикл обжига в «Асуане» был 10дней. Авторы ходили вокруг и маялись, не могли дождаться.
Теперь о людях. Я там появился в 87м. Тогда главным художником был Паша Козырь. Выпускник Строгановки. Разработками моделей кроме него занимались ещё несколько художников. В основном дам. Приходилось наблюдать забавную картину, как к модельщику Лёне Островскому приходили дамы- авторы моделей и говорили : « Лёнечка, вытачи мне вота такую вот вазочку»,свои слова сопровождая описыванием замысловатых кривых дуг в воздухе пальцами.
И Лёня точил… приправляя процесс своими изысканными тирадами. Про Лёню можно вообще долго говорить. Это яркая личность. Готовился поступать в ИнЯз, но не поступил и попал на «Изолятор». Человек владеет несколькими языками. Кажется, что он их не учит, а вспоминает.
Английский, Испанский, несколько Кавказских, хинди, санскрит. В условиях «технологии изолятора» умудрялся делать уникальные лепные подсвечники с цветами и птицами «а ля Кендлер», чем в совковое время поражал воображение окружающих. Делать это приходилось подпольно в строжайшем секрете от начальства. Хотя, все знали, но надо же было взять с поличным. На него даже устраивали облавы, но… Лёня был не уловим.
В цехе на тиражировании форм работало три-четыре человека.
В цехе росписи что то около 15.
---------------------------------------------------
Отдельно хочется сказать, что завод был открыт для художников . Некоторые авторы делали там свои монументальные заказы из шамота. Превосходного ,надо сказать, шамота. «Асуан» проглатывал любой размер. Проблема была только в цветовой палитре, но сам цвет натурального шамота был настолько богат, что его не надо было портить разноцветьем.
Особую привлекательность завод представлял для нас студентов. До родной Строгановки 15-20мин. Пешком. Это было счастье, когда наш профессор договорился для нас о постоянном пропуске на несколько лет!!! Это неслыханное дело, когда все подмосковные заводы стремились отказаться от практикантов даже на летние месяцы, здесь круглогодично в любое время.
Я очень благодарен за эту возможность получить практические навыки.


Позже выложу фото работ с практики, полулитературный опус и то, что ещё вспомню.
=================================================

Больше в той давней теме Костя ничего не написал...   Забанили его нафиг....
« Последнее редактирование: 09 Апрель 2019, 03:19:33 от Митрий »
Я считаю себя "наглым, самоуверенным дилетантом"... Меня это нисколько не смущает!
"Sapienti sat"

Тымф

Спасибо, очень интересно  :uch_tiv: