Последние сообщения

Страницы: [1] 2 3 ... 10
1
Чай/сладкое РИ / Re: Чайные банки стекло
« Последний ответ от Тымф Сегодня в 18:44:42 »
Чайница, золотой рубин, из Якутского музея им. Ем. Ярославского. Высота - 13,5 см., длина - 10 см., ширина - 10 см.
Вот не пойму, мне одному рубин нравится? :-)

Нетъ. :glaz ki:
2
Чай/сладкое РИ / Re: Чайные банки стекло
« Последний ответ от Штирлиц Сегодня в 17:40:53 »
Чайница, золотой рубин, из Якутского музея им. Ем. Ярославского. Высота - 13,5 см., длина - 10 см., ширина - 10 см.
Вот не пойму, мне одному рубин нравится? :-)
3
Чай/сладкое РИ / Re: Чайные банки стекло
« Последний ответ от Тымф Сегодня в 14:21:02 »
Чайница, золотой рубин, из Якутского музея им. Ем. Ярославского. Высота - 13,5 см., длина - 10 см., ширина - 10 см.
4
Стекольные заводы / Re: Якутский стекольный завод
« Последний ответ от Тымф Сегодня в 14:02:24 »
Ваза 4: высота - 13,2 см., диаметр борта - 21 см., диаметр ножки - 9,8 см.;
Кувшин: высота - 21,2 см., диаметр поливы - 9 см., диаметр дна - 11,5 см.;
Бокал: 6,2 х 13 см.

Ни на одном из предметов, при сколь угодно большом увеличении, клейм не замечено.
5
Стекольные заводы / Re: Якутский стекольный завод
« Последний ответ от Тымф Сегодня в 13:48:47 »
Ваза 2: 15,5 х 20,3 см.;
Ваза 3: высота - 23,5 см., диаметр борта - 15 см., диаметр ножки - 7,4 см.;
Банка: высота - 27 см., диаметр поливы - 24,7 см., диаметр дна - 18 см.   
6
Стекольные заводы / Re: Якутский стекольный завод
« Последний ответ от Тымф Сегодня в 13:31:36 »
Пока не забылось, закрываю гештальт по изделиям Якутского с.з.

Графин 1: 9,5 х 24,5 см;
Графин 2: высота -34 см., диаметр дна - 7,5 см., с повреждением у горлышка;
Миска большая: высота - 14,8 см., диаметр борта - 36,5 см., диаметр дна - 18 см.   
7
Чай/сладкое РИ / Re: В. Климушинъ
« Последний ответ от Саныч Сегодня в 07:35:01 »
Рекламное объявление  "Высочайше утверждённого Товарищества Василий Климушин в Москве" из
справочника "Фабрично-заводская промышленность России. Перечень фабрик и заводов". 1897 г.
8
Флакон с Ревью, размеры на фото.
9
Монограмма АИД, с "Д" на переднем плане, обыгрывает инициалы - Александр Иванович Дубровин.

По истории семьи есть две статьи местного краеведа и писателя Михаила Богданова:
1) Неизвестная история. Ивановский стекольный завод. "Наш Соликамск". - 2009. - 6 августа (№ 32).
2) Династии Соли Камской. Дубровины - 85 лет на промыслах. "Соликамский рабочий". - 2012. - 21 июля (№ 57).
По оставленным выше ссылкам можно ознакомиться со скринами статей и сделать собственные выводы.

Первая статья обещает историю стекольного завода, но является краткой подборкой сведений из истории семьи, нескольких упоминаний о заводе и их интерпретаций автором. Под фотографией картины с изображением сына написаны инициалы отца, под фото картины с изображением отца - "А.Н." вместо "И.Н.". Некоторые материалы второй статьи выглядят поправкой к первой. Что полезного или интересного, на мой взгляд, можно из неё извлечь (в том порядке, как это опубликовано, с некоторым дополнением из других источников):

Фёдор Решетников в повести "Подлиповцы", вышедшей в свет в 1864 году, писал, что в двенадцати верстах от Соликамска находится "стеклянный Ивановский завод". Возможно, основанное на свидетельстве современника, второе название завода - народное, в просторечии. Напомню, что в сборнике по данным 1860 года завод называется Богородицким, вполне традиционно. Например, солеварный промысел " в даче, называемой Варничным островом" (где впоследствии и был построен стекольный завод), приобретённый маменькой Александра Ивановича - Любовью Васильевной, - был известен, как Рождественский. Ей принадлежал ещё один солеваренный промысел (Троицкий) в Соликамске, а Александр Иванович был управляющим на её предприятиях.

"Пермские губернские ведомости" в 1861 году писали, что на острове находятся две варницы и стекольный завод, основанный в 1858 году. По-видимому, автор статьи, основывал свои выводы на этих данных, а они, согласно нашему "пост-знанию" неверны. Поэтому всю инфу, отталкивающуюся от предположительного основания завода в 1858 году, опускаю. В процессе изысканий по теме несколько раз наткнулся на следующее:"В Соликамской летописи за 1853 год есть такая запись:"На острове против Усть-Боровой владельцем солеваренного промысла А.И. Дубровиным основан стекольный завод". Мне не знаком указанный источник, но процитированное утверждение весьма похоже на правду. Мать А.И. Дубровина умерла в декабре 1852 года и, основывая стекольный завод в следующем году, он уже находился в статусе владельца перешедшего к нему по наследству солеваренного промысла матери.

И далее о Дубровине, решившем "попробовать себя в производстве стекла". "Для этого он выписал из Самары мастеров Уховых. Правда, ассортимент изделий завода был невелик, кроме бутылок и стаканов (и штофиков, как нам теперь известно - прим. Тымфа), здесь выпускали оконное стекло. То есть, продукцию, рассчитанную на неприхотливого покупателя. Но она была мало прозрачна, грубо отлита, большого сбыта не получила и расходилась в пределах Соликамского уезда. Мастера ссылались на плохое сырьё. Просуществовал завод недолго. После нескольких неудачных попыток улучшить качество стекла завод был закрыт. Честолюбивые планы выхода на российский рынок стекла так и остались нереализованными. После этого Александр Дубровин занимался только солеварением".

Интересно то, что, по известным мне данным, в Самаре и уезде, в том числе, в бытность принадлежности города к Симбирской губернии, стекольных заводов в интересующее нас время не было. Но больше всего заставляет недоумевать пассаж о неких несбывшихся планах "выхода на российский рынок стекла". Всё, что я узнал об Александре Ивановиче Дубровине, в том числе, из второй вышеупомянутой статьи, говорит о том, что это был образованный опытный заводчик, практик с приличным стажем. Просто не представляю, чтобы у такого человека мотивацией были бы нереалистичные планы, вроде "выхода на российский рынок стекла", как тогда бы не сказали (и не подумали). До эры железных дорог было далеко. Занимаясь транспортировкой соли по Каме, едва ли он был не в курсе логистики своих места и времени. Полагаю, он заранее заручился некоторыми договорённостями с местными заводчиками и откупщиками (или их креатурами), а уж затем отыскал мастеров.

Стеклоделие ему было незнакомо, насколько мне известно, поэтому базировать свои планы он мог, в значительной мере, на знаниях и обещаниях Уховых. И там, возможно, было что-то, намекающее на попытку наладить производство осветлённой посуды приличного для своих мест качества. Вокруг в губернии, скажем прямо, не шесть Гусевских заводов располагалось. Известные нам заводы Жуковского и Чердынцева выпускали то же самое полубелое (а то и зелёное) листовое стекло и, по мелочи, питейную и прочую посуду. Остальные, преимущественно, также листовое стекло, все семь заводов были мелкими. Сумели бы Уховы наладить производство осветлённого стекла и изделий из него, способных удовлетворить спрос местных не избалованных шедеврами ИСЗ покупателей, и логистика сработала бы в пользу Дубровина. Ничего плохого в работе на местный рынок при таком подходе нет. Плечо доставки товара минимальное. При отсутствии продукции сопоставимого качества у конкурентов, возможно распространение рынка сбыта на соседние уезды, формирование штата постоянных заказчиков. По-видимому, в рамках реализации упомянутых "попыток улучшить качество стекла" Александр Иванович выходил с предложением к Главному начальнику Уральских заводов - В.А. Глинке, - об устройстве в Турьинских рудниках печей для обжигания колчеданных руд Фроловского рудника и получения из них серы, из которой в дальнейшем предполагал наладить производство соды.

Но что-то не срослось. Можно только гадать, что стало причиной или причинами закрытия завода, помимо гипотетического "невыхода на российский рынок стекла". Полагаю, что они лежали в плоскости практической целесообразности, а не высоких материй. Утрата значимых заказчиков, низкая рентабельность, что-то ещё... У Дубровина было вполне достаточно времени, что бы оценить, где от полусотни с лишком рабочих рук будет больше отдачи - на стекольном заводе или на солеваренном промысле. Возможно, в какой-то момент это наблюдение привело к практическому решению.

Но завод остался в истории стеклоделия страны, оставив, как видим, след и в материальной истории своего края и России. Трудно рассчитывать, что таких следов оставлено хоть сколь-нибудь значительное количество, но будем надеяться, что они ещё порадуют нас своим появлением. ЛСТ умеет ждать.

Завершаю материал фотографиями портретов Александра Ивановича Дубровина и его отца - Ивана Никифоровича, из Госкаталога РФ, Соликамского краеведческого музея.
10
Чай/сладкое РИ / Re: В. Климушинъ
« Последний ответ от Тымф Сегодня в 00:28:57 »
Сохран - фантастика!  :bravo:
Страницы: [1] 2 3 ... 10