Автор Тема: Аптеки vs аптечные магазины  (Прочитано 2179 раз)

Тымф

Аптеки vs аптечные магазины
« : 29 Март 2019, 22:55:20 »
Правовое регулирование торговли ядовитыми и сильнодействующими веществами в Российской Империи 1881 - 1913 гг.

       На рубеже XIX - XX вв. действовали особые правила торговли ядовитыми и сильнодействующими веществами, установленные еще в середине XIX столетия и систематизированные в Своде законов Российской империи в отдельной главе Устава Врачебного. Действующим законом все подобные вещества разделялись на четыре разряда, "смотря по большей или меньшей их опасности для здоровья и жизни людей, по необходимости для технического или исключительно для фармацевтического употребления и по степени доступности их для народа". При этом торговать ядовитыми веществами, которые "по преимуществу удобные для употребления с злоумышленною целью" и потому отнесены к первому разряду, дозволялось только купцам, "избранным для сего от общества", или исключительно аптекарям.

В архивных документах сохранились сведения, отражающие особенности реализации этих правовых норм:"24 марта 1892 г. Белгородская городская управа в присутствии городского головы Александра Ильича Слатина, 30 гласных и секретаря Михаила Яковлевича Попова рассмотрела прошение аптекарского помощника Мариана Николаевича Бъсядовского о разрешении ему производить продажу в г. Белгороде из аптекарского магазина ядовитых и сильнодействующих веществ. Согласно ст. 881 Врач. Устава торговать ядовитыми и сильнодействующими веществами разрешено купцам, избранным для этого обществом, а Бъсядовский имеет магазин с 1890 г. и состоит временным 2 гильдии купцом, разрешить ему осуществлять торговлю этими веществами, о чем уведомить местного городового врача".

Ядовитые и сильнодействующие вещества, используемые для технических нужд и неудобные "для злоумышленного употребления", относились ко второму разряду, остальные, необходимые исключительно для изготовления лекарств, - к третьему разряду, если они привозились из-за границы и употреблялись на фабриках и в аптеках, и к четвертому - если они были доступны всем в местах своего произрастания, т.е. "туземные".

Закон устанавливал порядок хранения и торговли ядовитыми и сильнодействующими веществами, а также надзора, осуществляемого местным медицинским начальством совместно с городской и уездной полицией. Врачебные управления как в плановом, так и во внеплановом порядке могли осматривать вместе с чинами полиции лавки и магазины, производящие торговлю ядовитыми веществами, с целью проверки правильности как продажи, так и ведения книг. О результатах ревизии они должны были доносить губернатору и Управлению врачебного инспектора.

В книгах, которые торговцы получали от губернского медицинского начальства, необходимо было записывать отпуск веществ первого разряда под расписку покупателя. В такой расписке указывалась дата покупки, звание, имя и фамилия покупателя, свидетельство, на основании которого произведена продажа, количество проданного материала и обязательство покупателя в том, "что он будет хранить оный за своим замком и печатью, употреблять единственно на предмет, в свидетельстве его означенный, и ни под каким предлогом не будет продавать другим лицам". Такой порядок ведения шнуровых книг был установлен еще в 1852 г. А на территории Царства Польского, кроме того, действовал Устав для материалистов, т.е. продавцов "аптечных и красильных материалов", принятый еще ранее - 9/21 октября 1844 г., который исходя из реалий российской действительности того времени предусматривал, что "ежели эта расписка, по неграмотности получателя, сделана была знаками трех крестов, тогда материалист обязан прибавить к ним его имя и прозвание". Продавец же надписывал на свидетельстве покупателя время, количество и предмет отпуска и ставил свою роспись.

Действие большей части статей "Устава материалистов" 1844 г. с некоторыми более поздними дополнениями на территории Царства Польского было подтверждено в 1909 г. Отделением торговли Министерства торговли и промышленности.

Вещества второго разряда могли продаваться лицам, имеющим бессрочные свидетельства или "документы, удостоверяющие в благонадежности покупателя, или даже и без документов, если покупщик лично известен продавцу". Причем о количестве отпущенных веществ необходимо было делать запись в обычные купеческие книги, с указанием лица, которому они были проданы. Вещества третьего разряда купцам разрешалось продавать лишь в аптеки и "по каталогам или требованиям врачей". Вещества же четвертого разряда в местах добывания могли продаваться свободно, а в городах и местностях, где есть аптеки или москательные лавки, - только в эти торговые заведения.

Особое требование относительно всех ядовитых и сильнодействующих веществ состояло в том, что хранить и продавать их дозволялось только каждое отдельно, не смешивая с другими, и притом не изрезанным, не изрубленным и не приведенным в порошок, исключая только те вещества, которые в таком виде получались самими торговцами.

В исследуемый нами период в законодательство были внесены изменения, касающиеся порядка приготовления и продажи азотной кислоты. Высочайше утвержденное положение Комитета Министров от 7 августа 1882 г. "Относительно приготовления и продажи азотной кислоты" закрепило решение Медицинского совета о распространении на азотную кислоту правил производства и продажи ядовитых и сильнодействующих веществ первого разряда. "Заводчики, желающие приготовлять азотную кислоту, должны уведомлять о том предварительно местное полицейское начальство и за сим как они, так и торговцы, при продаже сказанного вещества, обязаны подчиняться..."правилам, установленным для ядовитых и сильнодействующих веществ первого разряда, с тем лишь изменением, что все свидетельства на право торговли азотною кислотою и книги на записку продажи оной должны быть выдаваемы от полицейского начальства, за исключением аптекарей и лиц служащих (художников ведомства Академии художеств, профессоров и преподавателей учебных заведений и проч.), кои могут получать таковые свидетельства от подлежащих начальств". Учреждения и лица, выдающие свидетельства на покупку азотной кислоты, о каждой такой выдаче обязаны были одновременно уведомлять местную полицейскую власть. В целях осуществления плановой проверки и надзора торговцы азотной кислотой должны были ежегодно представлять в местное полицейское учреждение выданные им для записи продаж шнуровые книги, тогда как при торговле другими ядовитыми и сильнодействующими веществами первого разряда проверка подобных книг проводилась местным медицинским начальством.

При ввозе азотной кислоты из-за границы выпуск ее из таможни мог осуществляться только после предъявления специального свидетельства на право торговли азотной кислотой. При этом на таможню возлагалась обязанность сообщения в канцелярию губернаторов и градоначальников, соответствующих месту назначения товара, о каждой выпущенной партии азотной кислоты с обозначением, кому, когда, в каком количестве или на основании какого именно свидетельства она выпущена.
Такие ограничения торговли и установление над ней особой системы надзора были вызваны, главным образом, использованием азотной кислоты для изготовления взрывчатых веществ, в частности нитроглицерина. К тому же громким открытием 2-й половины XIX в. стало изобретение динамита. Не следует забывать, что в этот период в стране поднимало голову и усиливалось террористическое движение. Создавая в подпольных условиях бомбы, народовольцы последовательно стремились привести в исполнение смертный приговор, вынесенный в 1879 г. Исполнительным комитетом "Народной воли" Александру II. Покушения на царя следовали одно за другим, пока не были доведены до преступного завершения 1 марта 1881 г. Это не могло не вызвать ответных действий правительства, в число которых входило и Положение Комитета Министров от 7 августа 1882 г. В целях "охранения народного здравия", а также обеспечения "государственной безопасности и спокойствия" наблюдение за "точным исполнением" этих правил и преследование виновных в случае их нарушения возлагалось на полицию "при содействии, в нужных случаях, медицинского ведомства". Для обеспечения надлежащей реализации данного положения на места был разослан циркуляр с его текстом и резолюцией: "К сведению и руководству".

Насколько реализация данных норм достигла ожидаемых результатов, судить сложно, но в этой связи интересен тот факт, что уже в период подготовки нормативно-правового акта Медицинский совет обратил внимание Министерства внутренних дел, что "азотная кислота легко добывается из селитры посредством нагревания ее с серною кислотою и что злонамеренные лица, достаточно сведущие, чтобы приготовить нитроглицерин, всегда будут в состоянии тайно приготовить нужную для того азотную кислоту, не обращаясь для покупки ее ни на заводы, ни даже в москательные лавки".

Развитие капиталистического промышленного производства, оживление торговых связей с зарубежными странами во второй половине XIX в. привело к значительному увеличению объема товарной продукции на внутреннем рынке страны. Это обстоятельство, в свою очередь, способствовало расширению торговой сети, появлению многочисленных мелкорозничных торговых заведений, которые выдерживали конкуренцию с крупными магазинами в силу своей способности приближать товары к потребителю. В ряду подобных торговых заведений увеличивалось число аптекарских магазинов, которые открывались в соответствии с общими правилами создания обыкновенного торгового заведения. Наряду с предметами, пользующимися широким спросом у населения, они могли торговать готовыми лекарственными препаратами, закупаемыми оптом у аптек или у зарубежных фармацевтических фирм. При этом аптекарские магазины не подлежали тому надзору, который осуществлялся в отношении аптек.

К началу 80-х гг. XIX в., когда в Россию хлынул поток готовых лекарственных средств из-за рубежа, число аптекарских магазинов настолько увеличилось, что к ним перешла значительная часть тех прибылей, которую раньше получали от "ручной продажи" аптеки. Этот факт вызвал у владельцев аптек серьезную тревогу. Участились случаи возбуждения судебных дел против незаконной практики аптекарских магазинов по изготовлению лекарств и торговле ядовитыми и сильнодействующими веществами первого разряда. Так, например, 20 сентября 1892 г. во врачебное отделение поступило заявление от содержателей курских вольных аптек о том, "что в августе 1892 г. на Московской улице в доме Кошеварова открылся аптекарский магазин Грошковским. Из этого магазина отпускаются беспрепятственно яды: сулема, красная и белая ртуть, морфий, кодеин, эфир, азотная кислота и др., а также все галеновые препараты, не исключая настойки опия, капель Иноземцева и Боткина и сложные лекарства по рецептам, в состав которых входит морфий и кодеин. Причем многие галеновые препараты отпускаются без этикеток или с надписью, без указания фирмы. Некоторые из препаратов разливаются по бутылкам в магазине и на них наклеивается этикетка Москворецкой аптеки. Такая незаконно открытая аптека наносит чувствительный удар по аптекам города. При такой свободной продаже всех без исключений средств может быть причинен вред населению. Поэтому необходимо сделать внезапную ревизию в этом магазине и привлечь его владельца к ответственности".

Содержатели аптек отправили также заявление и курскому полицмейстеру с просьбой привлечь к ответственности Грошковского за незаконную продажу ядов и галеновых препаратов, а также за приготовление лекарств по рецептам, что составляло исключительную монополию аптек. Полицмейстер Степкевич собрал сведения об отпуске из магазина ядов и галеновых препаратов, а также выяснил, что из магазина Грошковского отпуск товара производится по дешевой цене. Через подставное лицо он получил из магазина следующие лекарства: чистый кодеин с водой, салициловый натр с морфием и водой, азотную кислоту и др. На основании вышеизложенного из магазина были изъяты все ядовитые и сильнодействующие вещества, а также галеновые препараты, а дело по данному факту передано на рассмотрение судебному следователю.

Нарушение правил, установленных для продажи, хранения и употребления ядовитых и сильнодействующих веществ, влекло за собой ответственность по ст. ст. 867 - 869 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных. 18 декабря 1885 г. Высочайшее утверждение получило мнение Государственного совета "О расширении подсудности судебно-мировых учреждений относительно некоторых проступков и нарушений, предусмотренных Уложением о наказаниях", в соответствии с которым статьями 104.1 и 104.2 был дополнен Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Так, продажа ядовитых или сильнодействующих веществ лицами, не имеющими на то законного права, если нарушение это не имело своим последствием причинение кому-либо смерти, влекло за собой для виновных, сверх отобрания этих веществ "в пользу местных богоугодных заведений", в первый раз - заключение в тюрьме на срок от двух до четырех месяцев, или арест на срок не более трех месяцев, или же денежное взыскание не свыше трехсот рублей, а во второй и последующие разы - заключение в тюрьме на срок от четырех до восьми месяцев. За несоблюдение предписанных мер предосторожности при хранении и употреблении ядовитых и сильнодействующих веществ, не повлекшее смертельный исход, лица, имеющие право на продажу или употребление их в промысле или ремесле, подлежали ответственности в первый раз - в виде штрафа не свыше тридцати рублей, а во второй раз - денежного взыскания не свыше ста рублей. Лица, изобличенные в сем проступке в третий раз, подлежали по приговору общего суда денежному взысканию не свыше ста рублей и лишению права иметь у себя ядовитые и сильнодействующие вещества как для продажи, так и для употребления их в промысле и ремесле (ст. 863 Уложения о наказаниях в новой редакции).

Однако практика показала, что в большинстве случаев подобные дела либо не принимались к судопроизводству, либо виновные отделывались небольшим штрафом. Не стала исключением и Оренбургская губерния, архивы которой сохранили сведения о факте освобождения от ответственности за подобное преступление, правда по особому основанию.

Восьмого апреля 1913 г. оренбургский губернатор утвердил протокол Врачебного отделения Оренбургского губернского правления № 28 от 05.05.1913, содержащий обвинение управляющего аптекарским магазином "Помощь" провизора Носына Глатера в совершении преступления в сфере фармацевтической деятельности. В резолютивной части этого Протокола говорилось следующее: "...принимая во внимание, что 1/ в аптекарском магазине "Помощь" обнаружена тайная аптека на полном ходу, с выдачей лекарств по рецептам врачей, 2/ что провизором Глатером без надлежащего на то разрешения продавались сильнодействующие и ядовитые вещества, а также поступали в продажу из аптекарского магазина лекарственные вещества в изрезанном, изрубленном и приведенном в порошок виде в смеси с другими лекарственными веществами и находя в действиях провизора Глатер признаки преступления, предусмотренные 881 ст. Улож. о наказ. и 104.1 и 106.1 статьями Уст. о нак., налагаемых мировыми судьями, члены Врачебного отделения ОПРЕДЕЛЯЮТ: Подлинные протоколы химического исследования медикаментов, копию настоящего протокола и подлинный протокол осмотра аптекарского магазина "Помощь" препроводить оренбургскому полицмейстеру для направления дела по подсудности на предмет привлечения провизора Глатер к ответственности...". Однако вскоре в донесении от 14 мая 1913 г. № 5002 пристав 1 части г. Оренбурга сообщил во Врачебное отделение, что провизор Глатер от суда освобожден в силу принятия 21 февраля 1913 г. Всемилостивейшего Манифеста по случаю трёхсотлетия Дома Романовых.

Попустительство со стороны властей по отношению к деятельности аптекарских магазинов привело к тому, что торговля сильнодействующими и ядовитыми средствами без соответствующего на то разрешения и без соблюдения установленных правил стала для большинства аптекарских магазинов обычным явлением. Потому совсем не удивительно звучала такая попытка оправдать свои преступные действия провизором Глатером: изготовление в аптекарском магазине сложных лекарств он допускал потому, что "это везде делается", а на вопрос, имеет ли аптекарский магазин разрешение на право торговли ядовитыми и сильнодействующими веществами, "Г. Глатер объяснил, что нет, а торгует ими по примеру других аптекарских магазинов".

К 1912 г. Министерством внутренних дел был подготовлен и направлен для рассмотрения в губернии проект нового Фармацевтического устава, который отражал насущные потребности развития фармацевтического дела в России и был призван заменить собой соответствующие разделы Устава Врачебного.

В целях организации надзора для предотвращения подобных нарушений проект уделил внимание правильной организации торговли из аптекарских магазинов и торговых заведений, получающих право продажи сильнодействующих веществ, употребляемых не для врачебных целей. В частности, этим магазинам и торговым заведениям планировалось запретить наличие какого бы то ни было внутреннего сообщения с помещением для жилья (ст. 79). В изучаемый же период тесное соединение торговли аптекарскими товарами с квартирой лица, занимающегося торговлей, было довольно обычным явлением. Однако это не давало возможности в ходе проведения проверок выявить злоупотребления, имеющие в ней место: "обычно в магазине не находят ничего, а все приспособления для приготовления лекарств имеются в квартире торговца, куда нет доступа ревизующим лицам". "Если не разобщить окончательно категорическим требованием закона торговлю от квартиры торговца и в будущем, то, очевидно, что столь же безрезультатны окажутся и впредь все усилия ревизии и все попытки административных властей установить определенную грань между аптекарским магазином будущего и аптекой". Столь же необходимым являлся такой же запрет для торговых заведений, продающих сильнодействующие (в том числе и ядовитые) вещества по ст. 75 проекта. Эта статья проекта предусматривала положение о том, что "веществами сильнодействующими, употребляемыми в технике, для потребностей хозяйственных или, вообще, не для врачебных целей, дозволяется торговать, кроме аптек 1-го и 2-го разрядов и аптекарских магазинов, только тем торговым заведениям, которые получат на эту торговлю особое разрешение начальника местной полиции".

Другим ограничением, касающимся всех фармацевтических заведений и предложенным в целях обеспечения должного надзора, был запрет хранения тех предметов торговли, на продажу которых данное заведение не имеет права; сам факт такого хранения признавался правонарушением и подлежал ответственности (ст. 80). Это нововведение было продиктовано тем, что богатая судебная практика по нарушениям в фармацевтической области показала большие трудности выявления и доказывания вины по фактам продажи или хранения для продажи ядовитых, сильнодействующих веществ или других запрещенных товаров.

Однако все эти насущные требования остались лишь благими пожеланиями; начавшаяся вскоре I мировая война, а затем и революция стали причинами того, что проект так и не стал законом.


Жолобова Галина Алексеевна,
кандидат юридических наук, доцент кафедры истории государства и права Оренбургского института (филиала) Московской государственной юридической академии.

Источник.

Maxopka

Re: Аптеки vs аптечные магазины
« Ответ #1 : 30 Март 2019, 02:25:59 »
Спасибо, ситуация стала чуть яснее)

Тымф

Re: Аптеки vs аптечные магазины
« Ответ #2 : 30 Март 2019, 03:45:23 »
Спасибо, ситуация стала чуть яснее)

Много забавного, да? Внезапно понимаешь, что большинство нынешних аптек - аптекарские магазины, причём такие же сети, как и продуктовые. И большинство из находящегося в продаже - импорт или продукция акционированных фармацевтических предприятий, в большинстве своём, с преобладанием иностранного капитала (изучая давнюю историю таковых, поневоле многое узнаёшь). Бог с ним, когда это на самом деле наш капитал, маскирующийся под иностранный. Но ведь в реальности большинство - не наш. Очень плохой тренд, как показывает история.

Возвращаясь от алармизма к делам форумным: парфюм, аптека, тех-тара РИ - всюду бросающиеся в глаза свидетельства историков и современников о популярности импорта. И примеров импорта в закромах - завались, именно того, что был в ходу в РИ. Не пора ли в соответствующих разделах вводить подразделы импорта в РИ?

Maxopka

Re: Аптеки vs аптечные магазины
« Ответ #3 : 30 Март 2019, 17:43:21 »
Также подумалось, что по старым законам аптекой можно называть лишь те, где лекарства готовят. Но с другой стороны, обычные современные аптеки с готовыми лекарствами, как я понимаю, оправдывают свое звание "аптек" тем, что рецептурная система позволяет им торговать "ядовитыми и сильнодействующими веществами" всех категорий, что ранее было недоступно для аптекарских магазинов.

Раздел импорта в РИ - хорошая идея. Честно говоря, думала поместить кое-что из своего в раздел РИ с пометкой "импорт" в скобочках. В отдельный раздел можно вешать уже со спокойной душой)